Украина становится житницей, но не для себя

Ніна Потарська

В условиях затянувшегося экономического кризиса, отягощенного военными действиями на Востоке, стоит вопрос, где государству искать дополнительные финансовые ресурсы.

Последние пару лет мы имели возможность наблюдать как правительство вводит все новые налоги, поднимает тарифы и пытается в карманах граждан найти дополнительные источники для латания дыр.

А что если поискать деньги в других местах?

Ну, скажем, пересмотреть систему налогообложения и подумать, каким образом можно перераспределить нацдоход. В этой связи, интересной является работа А.Кравчука и О.Одосия, где в поиске дополнительных ресурсов особое внимание уделяется сегментам национальной экономики создающим сверхприбыли с вероятным уклонением от налогообложения и с использованием различных оффшорных схем. Конечно же авторы предлагают изменения в налоговой политике для создания справедливой (с общественной точки зрения) системы налогообложения.

Для начала, рассмотрим структуру отраслей производства за последние десять лет – Украина сохраняет тенденцию перехода от перерабатывающей промышленности (с 19% до 13% за последние 10 лет) с высокой прибавочной стоимостью к низкотехнологичным отраслям экономики и сфере услуг. После окончания инвестиционного бума в 2007 году значительно сократилась доля строительства, в которой вследствие сокращения кредитования и в дальнейшем ожидается спад.

В целом, это соответствует логике встраивания Украины в мировой рынок на правах поставщика сырья, или как любят говорить – сырьевого придатка. Едва ли мы можем повлиять на мировые процессы, запущенные десятилетия назад, но как минимум можем избавить себя от иллюзий, что строим страну процветающего высокоразвитого капитализма.

Какие же отрасли занимают наибольшую долю в экономике Украины, и кто из них платит налоги в бюджет?

Агропредприятия, занимающие все большую долю в ВВП страны, за последние три года заплатили 0,6% от налоговых поступлений со всех видов экономической деятельности. Это в 20 раз меньше, чем его доля в ВВП.

Такая зависимость подтверждается и мировой практикой – чем большую долю в структуре экономики занимает агропромышленность, тем меньше налогов получает государство, и в данном случае прибыльность не имеет значения.

Более того, бездумное привлечение иностранных инвестиций в сельхозсектор, без изменения системы перераспределения прибыли не повлечет за собою позитивных экономических изменений.

Что же дает нам реальный сектор?

Видимо по инерции, он остается вторым по доле налоговых поступлений в бюджет. Энергетика (13,7%), транспорт (10%), добывающая промышленность (19%) – эти отрасли составляют почти половину всех поступлений. И хотелось бы отметить, что в случае приватизации остатков государственных монополий можно ожидать дальнейшего сокращения налоговых поступлений из-за применения различных минимизационных и теневых схем. Объемы возмещения НДС (налога на добавленную стоимость) таким предприятиями за последние три года превышает сумму уплаченных ими налогов.

info_spilne_podatki_fin JPEG

Почти 21% чистых налоговых поступлений собирается с предприятий торговли и ремонта, где большую долю составляет непрямой налог на добавленную стоимость, который в итоге оплачивают потребители.

Как же обстоят дела с экспортом?

Сохраняя тенденции к переориентации на внешние рынки, доля импорта и экспорта составляет около половины ВВП, а это означает, что украинские предприятия все больше зависят от внешних рынков сбыта.

Конечно, хотелось бы получать больше налогов с перерабатывающей промышленности, но выдержит ли она при этом конкуренцию, особенно в условиях открытия украинского рынка для продукции Европейского Союза.

К сожалению, структура украинского экспорта остается низкотехнологической, на высокие технологии последние 10 лет приходится порядка 5-6%. Для сравнения, в Китае за 2013 год доля hi-tech производства составила 27%.

Если рассматривать изменения в отраслях, то в структуре экспорта произошли некоторые изменения. В 2005 году лидировала продукция черной металургии на уровне 45%, транспорт, продукция приборостроения и машиностроения – 13%, химическая промышленность – 10%, сельское хозяйство – 13%. В 2008 году ситуация изменилась – доля сельского хозяйства постепенно стала расти и достигла 19%, в 2011 доля черных металлов снизилась до 27%, а уже в 2012 произошла смена лидера и сегодня продукция сельского хозяйства и пищевой промышленности занимает около трети украинского экспорта.

Украина снова становится житницей Европы, аграрной страной, и похоже укрепится в этом на десятилетия.

Интересно, что в 2014 году в период очевидного кризиса, агропромышленность продемонстрировала только незначительное падение экспорта на 2% в сравнении с 2013 годом, тогда как в других отраслях финансовый кризис привел к значительным сокращениям: металлургия -10%, химическая промышленность – 30%, транспорт – 57%.

Учитывая то, что часть мощностей этих отраслей или уничтожены или оказались на неподконтрольных украинской власти территориях, перспективы увеличения налоговых поступлений от этих производств призрачны.

Кроме того, потеряв рынок сбыта в СНГ, такие отрасли как приборостроение, машиностроение и легкая промышленность фактически находятся на грани выживания и повышение налогового давления только ускорит их гибель.

В сложившихся условиях кажется очевидным, что поиски дополнительных ресурсов можно смело разворачивать в аграрной отрасли. Ну и, конечно же, в необложенных налогами капиталах, выводимых через офшорные схемы.

Оригінал публікації

Post a Reply

Ваша пошт@ не публікуватиметься. Обов’язкові поля позначені *

Top
%d блогерам подобається це: